?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вчера опубликовал письмо, которое вполне можно охарактеризовать, как написанное из-за белогвардейских застенков. Однако текст письма оставил большое число вопросов. Попытаюсь на часть из них ответить.


На фото: В первом ряду сидят (слева направо): первый – командир 1-го Волжского корпуса генерал В.О. Каппель, второй – командир 3-го корпуса Уральских горных стрелков генерал В.В. Голицин, третий - командующий Западной армией генерал М.В. Ханжин, четвертый – начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Д.А. Лебедев.

[Те, кто не читал, могут ознакомиться с письмом:]
<…> [неразборчиво] дел Союза Техников
Многоуважаемый Николай Александрович,
Считаю необходимым сообщить Вам хотя-бы в кратких словах всё то, что творится сейчас в области якобы «ликвидации» большевизма. Если это послужит не для облегчения участи арестованных, хотя – как материал для будущего историка.

Творится что-то ужасное, кошмарное. Арестовано до 10000 человек (в городе с населением 80 тыс.!) по доносам безграмотных баб и малолетних детей; достаточно, чтобы на улице кто-нибудь показал казакам на кого-либо, как на большевика, как его арестуют даже без ордера. Арестованы все, ранее выпущенные на поруки, за отсутствием или недостаточностью улик. Словом хватают всех направо и налево без разбора, только бы побольше арестовать.

Арестованных содержат в ужасных условиях; я в числе других 200 человек нахожусь в Комм. Собрании в сравнительно лучших против других мест заключения условиях, но и здесь содержание заключенных невыносимо: коек нет, спят все время на стульях; нередко по двое суток не бывает ни капли воды, негде вымыть руки, отхожее место крайне загрязнено, больные и здоровые вместе; медицинской помощи никакой; пища присылается из тюрьмы в количестве ¼ фн. (фунта – И.Ч.) сырого, невыпеченного хлеба и небольшого количества похлебки из тухлой рыбы; когда эта похлебка бывает из крупы или из чечевицы – её ещё моно есть и во всяком случае количество пищи крайне недостаточно; это самое количество дается раз в день, и больше ничего; если удастся достать <…> [неразборчиво], то бывает и кипяток для чая, а то сидим и вовсе без кипятка и даже без сырой воды; как раз сегодня – уже трое суток, как вода не привозилась вовсе; капли воды нет во всем здании Комм. клуба. Словом условия заключения хуже чем в каторжных тюрьмах, где люди имеют пищу, воду, койку, баню, чего вовсе не имеем мы.

25 лет тому назад я испытал годичное тюремное заключение по политическому делу, и те прошлые условия заключения кажутся раем, сравнительно с тем, что имеется теперь. Все жалобы бесполезны, на всё получаешь ответ: «что же делать, время такое», или прямо грубый окрик. И заметьте, что весь этот ужасный сверхкаторжный режим применяется к подследственным, к так называемым не арестованным, а только задержанным по подозрению в сочувствии к большевизму.

Многие сидят уже около месяца, к огромному большинству не только, что не учинено допроса, но и не объявлена причина ареста. Многие предлагают поручителей, надежных и известных, другие денежный залог, но все ходатайствуют об отпуске на поруки, под залог, под подписку о невыезде отвергаются без объяснения причин.

Ведь если Следственная Комиссия завалена делами, так пусть отпустят всех малоподозрительных на поруки (а таких 99%), а сама продолжает следствие хоть ещё 3 года; а кого нужно задержать, если кто окажется активным и сознательным большевиком пусть держат в сносных условиях не хуже хотя бы каторжников, осужденных судом.

Для примера, кого арестовывают приведу ряд описаний: 1) Дрянова или Дряных Агафья, старуха 60 лет, безграмотная, сказала, что старый порядок был хуже, под <…> [неразборчиво] монархический режим, за это сидит более 2 недель, не допрашивается; 2) 15 женщин, задержанных в лесу, когда выехали за сеном, где-то в области военных действий, сидят более недели для выяснения личности; 3) глухонемой, задержанный вместе с красноармейцами, добровольно сдавшийся с оружием в руках; 4) целый ряд – человек 40 – красноармейцев сознательно перешедших из красной армии, для участия в белой армии; 5) слепой от рождения музыкант-настройщик В. В. Майер, обвиняемый в секретарстве в большевистском революционном трибунале; 6) летчик – офицер Вячеслав Викторович Михайлов, бывший студент Московского университета, два раза тяжело раненый на двинском фронте, бежавший из Москвы от большевиков, из под ареста, прошедший 150 верст пешком, принужденный уничтожить свои документы, теперь сидит две недели для выяснения личности. Кричит заметьте, он явился к Гол<…>у [неразборчиво] и тот его очень хорошо принял и поручил коменданту города дать ему ночлег, а комендант арестовал и держит две недели безо всякого результата; если бы не добрые люди, которые подкармливают Михайлова, ему бы пришлось умереть с голоду, съеденным паразитами; 7) Бельгийский подданный Ванденберг, бриллиантщик по специальности, арестованный за какую-то неисправность в документах; 8) крестьянин Петр Колтушев, 18 лет, бежавший из под большевистского ареста, арестованный за отсутствие документов; сидит более двух недель без допроса; 9) солдат-артиллерист Виленский трижды побывавший на фронте, арестованный за то, что побывал в течение трех дней смотрителем дома Комм. Собрания при большевиках; 10) доброволец из польского легиона Добровольский, арестованный по ошибке за сходство его фамилии с какой-то другой, сидит 10 дней; 11) председатель профессионального союза фармацевтов (фамилии не знаю), правый эсер, убежденный и интеллигентный противник большевизма, и т.д., и т.д. ещё можно привести десятки и сотни аналогичных примеров.

И все эти лица сидят, маются бездельем в отвратительной грязи, постоянно подвергаются издевательству грубых солдат, из которых многие служили в свое время в красной армии, а теперь излишнею строгостью стараются загладить свои большевистские преступления: то приказывают всем более интеллигентным арестованным перейти из зала Комм. Собрания на верх, в маленькое помещение, переполненное красноармейцами, и там поместиться на полу в плевках и экскрементах (глухонемые, больные, раненые совершают естественные отправления прямо под себя); то выгоняют из зала в переднюю (где лестница) и помещают вместе с караулом; то опять обратно, но при этом воспрещают пользоваться стульями для спанья, и т.д., и т.д.

И все это исходит от караульных начальников и дежурных офицеров, между которыми попадаются бурбоны преклят типа, без ведома коменданта. Между арестованными начинает распространяться дизентерия, а затем вскоре вероятно и холера.

Где же справедливость? Где общественное мнение? Ведь такого террора с десятками тысяч невинных арестованных, содержащихся хуже самых ужасных преступников не было ещё никогда!

Где же закон, изданный в пр. году Временным Правительством, по которому каждому арестованному должно быть предъявлено обвинение в течение 24 часов? И до какого же времени будет терпеть всё это общество свободных российских граждан? Ведь ничего подобного не было при большевиках, ни при царе.

Скоро одна половина граждан России арестует вторую половину, и останется перед этим фактом, как перед глухой стеной, ожидая приезда старых или новых большевиков. Неужели же ничего нельзя сделать в нашей «свободной демократической республике?»
Очень было бы хорошо, если бы вы Николай Ал-вич посетили нас; это сделать очень легко: прямо войти в гл. вход Комм. Собрания, подняться на верх и там у барьера после лестницы спросить хотя-бы меня.

Бывают дни, когда можно свободно разговаривать целыми часами с посетителями, но на несколько минут зайти можно почти всегда.

7 сентября 1918 г. А. Балдин (1)

ЦДООСО. Ф.41 Оп.1 Д.77а. Л. 7



Итак, в тексте письма нам сообщается, что «Арестовано до 10000 человек (в городе с населением 80 тыс.!)». Что это за город? На самом деле выяснить это оказалось не трудно. На период переписи 1897 года на Урале вообще нет таких крупных городов. Самые крупные города на тот период – это Екатеринбург (43 239), Пермь (45 205), Уфа (49 275) и Оренбург (72 425).

Но к 1918 году, который нас интересует всё несколько изменится. Население Екатеринбурга на 1917г. составляло 71 590 чел., а на 1920 г. 91 400 чел. То есть примерно то, что нас интересует.

В Перми в 1914 г. проживало 68 100 чел., а в 1923 г. - 67 400 чел. То есть меньше, чем нам нужно.

В Уфе в 1916 г. проживало 112 700 чел., а в 1920 г. 92 800 чел. Что несколько больше, чем нас интересует.

В Оренбурге в 1914 г. проживало 100 100 чел., в то время, как в 1923 году стало насчитываться 105 900 жителей, что опять-таки больше, чем нам нужно.
С большой вероятностью можно предположить, что речь в письме идет о городе Екатеринбурге, тем более, что архив, в котором обнаружен документ также находится в Екатеринбурге.

Разобравшись с местом событий, стоит перейти к тому историческому контексту, в котором они происходили.

Как мы помним после Октябрьской революции 1917 года начался процесс, названный «триумфальным шествием советской власти». В ходе него власть на местах брали в свои руки местные Советы во главе с большевиками. Хотя не везде было всё так просто, но в целом очень скоро фактически на всей территории России власть оказалась в руках Советов.

Положение серьезно начало меняться лишь с мая 1918, после начала восстания Чехословацкого корпуса. Восстание открыло возможность к организации антибольшевистских сил. В захваченной чехословаками Самаре 8 июня было образовано первое антибольшевистское правительство — Комитет членов учредительного собрания (Комуч), 23 июня в Омске — Временное Сибирское правительство.

Что же Урал? Вот что написано об этом периоде в книге «История Урала: XX век»:

«Летом и осенью 1918 г. на территории, занятой противобольшевистскими силами стали образовываться новые правительства. В Екатеринбурге в августе 1918 г. было создано Временное областное правительство Урала во главе с П. В. Ивановым. Оно действовало в контакте с временным Сибирским правительством, возглавлявшимся правым эсером П. В. Вологодским, играя, по существу, подчиненную роль по отношению к нему, а также с Самарским Комучем, руководимым эсером В. К. Вольским.

В сентябре 1918 г. на Уфимском государственном совещании было принято решение о ликвидации всех областных правительств и передаче власти Временному всероссийскому правительству или Уфимской директории во главе с эсером Н. Д. Аксентьевым. Уфимская директория переехала в Омск, при ней был создан Совет Министров во главе с П. В. Вологодским, а на пост военного и морского министра был назначен адмирал А. В. Колчак».(2)

Если судить по времени написания, интересующего нас письма (7 сентября), то главной властью на территории Екатеринбурга на тот момент было Временное областное правительство Урала, так как Уфимская директория будет образована лишь 23 сентября.

О Временном областном правительстве Урала (В.О.П.У.) мы узнаём из Уральской исторической энциклопедии. Образовано оно 19 августа 1918 года в городе Екатеринбурге, как пишут в энциклопедии, «с целью установления реальной власти и прекращения борьбы за овладение краем между Комитетом членов учредительного собрания и Временным Сибирским правительством». Формально власть В.О.П.У. должна была распространяться на Пермскую, Вятскую, Уфимскую и Оренбургскую губернии, но реально такого не было.

В Областном правительстве вместо министерств были так называемые главные управления.

·        Председатель правительства и руководитель главного управления торговли и промышленности – П. В. Иванов (кадет);
·        Главное управление финансами – Л. А. Кроль (кадет);
·        Главное управление государственными имуществами и земледелием – А. В. Прибыляев (эсер);
·        Главное управление народным просвещением – А. В. Анастасьев (эсер);
·        Главное управление внутренних дел – Н. В. Асейкин (народный социалист);
·        Главное управление труда – П. В. Мурашев (меньшевик);
·        Главное управление юстиции – Н. Н. Глассон (беспартийный);
·        Главное управление горных дел – А. Е. Гутт (беспартийный). (3)

К этому списку следует добавить, что В.О.П.У. отказалось от создания ведомства путей сообщения, военного и иностранных дел. И этот момент самый важный, поскольку военное ведомство не было создано из-за того, что кроме гражданских властей существовали ещё и военные власти.

Вот что написано по этому поводу в книге «Гражданская война и иностранная интервенция на Урале» 1969 года(4):

«Именно военщина и являлась фактическим хозяином положения на Урале. Она бесцеремонно вмешивалась в дела государственного управления и творила грубый произвол, не желая признавать никаких законов. Подлинным исполнителем воли реакции был Генерал Голицин, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти.

10 августа при управлении начальника гарнизона был создан административный отдел, который стал осуществлять функции государственной власти. После образования Областного правительства Урала генерал Голицин объявил в специальном приказе, что его полномочия как начальника гарнизона, командира дивизии и уполномоченного по охране общественного порядка и безопасности в Екатеринбургском, Камышловском и Шадринском уездах остаются в силе. Военщина присвоила себе право распоряжаться продовольственными запасами, денежными средствами, жилым фондом, поставила под свой контроль деятельность городской и земской милиции, судебно-следственных учреждений, ввела жесткую цензуру на демократическую печать, запретила социалистическим партиям устраивать митинги и собрания».

Интересная получается картина. Вроде бы есть гражданские власти, но они не имеют силовой составляющей, а хозяевами положения на самом деле являются военные власти. Эта ситуация напомнила мне положение матроса Баткина из романа Алексея Толстого «Хождение по мукам»:

«Правда, в обозе за армией ехал знаменитейший агитатор, матрос Федор Баткин, кривоногий, черноватый мужчина в бушлате и бескозырке, с георгиевскими ленточками. Много раз офицеры пытались его пристрелить в обозе как жида и красного сукина сына. Но его охранял сам Корнилов, считавший, что знаменитый матрос Баткин вполне восполняет все недостатки по части идеологии в армии. Когда главнокомандующему приходилось говорить перед народом (в станицах), он выпускал перед собой Баткина, и тот хитроумно доказывал поселянам, что Корнилов защищает революцию, а большевики, напротив, - контрреволюционеры, купленные немцами».

Некоторые могут усомниться в таком положению дел, мол данная книга написана в советское время. Но подтверждением именно такого соотношения сил в антибольшевистском лагере стала сама жизнь. Переворот Колчака 18 ноября 1918 г. и расстрел членов Директории стали фактической иллюстрацией того положения, в котором находились левые партии в стане «белых». Они были нужны до поры до времени, а как только необходимость в них отпадала их тут же убирали. Домысливая художественное произведение Алексея Толстого можно предположить, что матроса Баткина всё-таки должны были пристрелить.

Но тем, кому недостаточно таких логических выводов хочу предложить ознакомиться с заявлением к местным властям Центрального бюро профессиональных союзов Урала от 4 сентября 1918 г. Это меньшевистско-эсеровская организация, которую никак нельзя заподозрить в сочувствии к большевикам. И так заявление:

«Вот уже второй месяц идет со дня занятия Екатеринбурга и части Урала войсками Временного Сибирского правительства и войсками чехословаков, и второй месяц граждане не могут избавиться от кошмара бесчисленных арестов, самосудов и расстрела без суда и следствия. Город Екатеринбург превращен в одну сплошную тюрьму: заполнены почти все здания в большинстве невинно арестованными. Аресты, обыски и безответственная бесконтрольная расправа с мирным населением Екатеринбурга и заводов Урала производиться как в Екатеринбурге, так и по заводам различными учреждениями и лицами, неизвестно какими выборными организациями уполномоченными…». (5)

Итак, мы выяснили, что несмотря на наличие «демократического» эсеро-кадето-меньшевистского правительства В.О.П.У., настоящую власть в городе Екатеринбурге осуществляли военные власти, возглавляемые генералом Голициным Владимиром Васильевичем начальником гарнизона города Екатеринбурга, командиром 2-ой Уральской дивизии горных стрелков и уполномоченного по охране общественного порядка и безопасности в Екатеринбургском, Камышловском и Шадринском уездах.(6) Кстати неразборчивая фамилия в тексте видимо и есть фамилия Голицина. Именно к нему, попал на прием описанный в тексте летчик Вячеслав Викторович Михайлов: «Кричит заметьте, он явился к Голицину и тот его очень хорошо принял и поручил коменданту города дать ему ночлег, а комендант арестовал и держит две недели безо всякого результата». Кто ещё может отдать приказ коменданту города, кроме начальника гарнизона?

Опубликованный ранее тест письма прокомментировал ural_chronicler и добавил для меня ряд важных деталей. Он написал, что «Вышеупомянутый Балдин - это надворный советник, инженер-технолог Алексей Николаевич Балдин. Был арестован в Ревдинском заводе». А далее пояснил, откуда у него такая информация: «Аналогичного содержания заявление Балдина от 31 августа 1918 г. на имя Председателя Совета министров Временного Сибирского Правительства давно известно историкам, т.к. было опубликовано еще в 1921 г. в книге: Рабочая революция на Урале. Эпизоды и факты / под общей ред. Н.И. Николаева. Екатеринбург, 1921. С. 174-176.». При первой же возможности обращусь к указанным источникам.

На данный момент наиболее интересующими меня вопросами, связанными с этим письмом, является то, кому оно написано, и где же всё-таки находился или находится этот самый дом Комм. Собрания?

Источники:
1.
ЦДООСО. Ф.41 Оп.1 Д.77а. Л. 7
2. История Урала: XX век. Учебник / под ред. Б. В. Личмана, В. Д. Камынина. – Екатеринбург, 1998. С. 53 – 54.
3. Уральская историческая энциклопедия / под ред. В. В. Алексеева. – Екатеринбург, 1998. С. 131 – 132.
4. Гражданская война и иностранная интервенция на Урале / под ред. Л. Адамова. Свердловск, 1969. С. 207 - 208.
5. Гражданская война и иностранная интервенция на Урале / под ред. Л. Адамова. Свердловск, 1969. С. 209 - 210.
6. Дубленных В.В. Белая армия на Урале: Исторические справки частей и соединений. – Екатеринбург, 2008. С. 308.


Читать предыдущий пост:
Новые свидетельства репрессий "белых" в Екатеринбурге


Comments

( 4 comments — Leave a comment )
olom1980
Dec. 26th, 2016 10:57 am (UTC)
+
fabiy_maksim
Dec. 26th, 2016 11:01 am (UTC)
Судя по мемуарам предка, который вовсю создавал БОНВ в Уфе и вовремя брал власть в руки Советской власти - это точно не Уфа )))
maksim1023
Dec. 26th, 2016 12:57 pm (UTC)
в дело
cheremnykh_ivan
Dec. 26th, 2016 01:01 pm (UTC)
Так в книге
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

Я
cheremnykh_ivan
cheremnykh_ivan

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner